Е.П.Блаватская

Инструкции для учеников Внутренней Группы

(сборник статей)

Инструкция I

Назад к оглавлению

Экзотерические "завесы" и "смерть души"

В заключение сказанного и прежде чем углубиться в еще более сложные учения, я должна выполнить свое обещание, данное вам в моем последнем письме. Я должна пояснить посредством догм уже вам известных ужасную доктрину о личном уничтожении. Выкиньте из головы все, что вы доселе читали – и якобы понимали – в трудах, подобных "Эзотерическому буддизму", о таких гипотезах, как восьмая сфера и луна, и о том, что человек и обезьяна имеют общего предка. Даже те подробности, что порой выдавались мною в "Theosophist" и "Lucifer", не шли ни в какое сравнение со всей истиной, но были лишь общими идеями, детали которых едва ли затрагивались. Некоторые абзацы, однако, дают намеки, особенно мои сноски к статьям, переведенным из "Писем о магии" Элифаса Леви[1].

Тем не менее личное бессмертие условно, ибо существует такое явление, как "бездушный человек" – учение, едва лишь упомянутое, но о котором все же говорится в "Разоблаченной Изиде"[2]; также существует и авичи, правильно именуемая адом, хотя она и не имеет никакой связи или сходства с добрым христианским адом, ни географически, ни психически. Истина, известная оккультистам и адептам во все века, не может быть выдана разношерстной публике; потому-то – хотя почти каждая тайна оккультной философии полусокрыта в "[Разоблаченной] Изиде" и "Тайной Доктрине" – я и не имела права ни вдаваться в подробности, данные мистером Синнеттом, ни исправлять их. Вы можете сейчас сравнить эти четыре тома, и особенно "Эзотерический буддизм", с диаграммами и письменными объяснениями Инструкций и убедиться сами.

Прежде всего я должна обратить ваше внимание на Иллюстрацию I. Нумерация, как вам уже было сказано, экзотерическая, и вам не следует принимать ее в расчет. Но хорошенько изучите аурическое яйцо, содержащее картину микрокосма внутри Макрокосма, человека внутри Вселенной, и постарайтесь сохранить в памяти то, что я сейчас раскрою вам во всех деталях.

Здесь вы находите Параматмана – духовное Солнце – вне человеческого аурического яйца, равно как и вне макрокосмического яйца, или Яйца Брамы. Почему? Потому что, хотя каждая частица и атом, так сказать, сцементированы с этой параматмической сущностью и насыщены ею, все же неверно называть ее "человеческим" или даже "вселенским" принципом, ибо термин этот, весьма вероятно, предпошлет лишь ошибочное представление о философской и чисто метафизической концепции; она есть не принцип, но причина каждого принципа, причем последний термин применяется оккультистами лишь к ее тени – вселенскому Духу, что оживотворяет безграничный Космос, будь то внутри или вовне Пространства и Времени.

Иллюстрация к тому же показывает, что Буддхи, желтый полудиск, служащий проводником этой параматмической тени, является вселенской, также как и человеческий Атман – Солнце, или белая сфера, над Буддхи. Внутри голубого аурического яйца мы находим оранжевый макрокосмический пентакль жизни, праны, содержащий в себе (красную) пентаграмму, символизирующую человека. Заметили ли вы, что тогда как вселенский пентакль острием устремлен вверх (знак белой магии), в человеческом красном пентакле именно нижние остроконечные углы обращены кверху, образуя "рога сатаны", как сие именуют христианские каббалисты? Это – символ материи, символ личного человека и признанный пентакль черного мага. Ибо красный пентакль означает не только каму, экзотерически пятый принцип, но также олицетворяет и физического человека – животное из плоти, с его вожделениями и страстями. Пока что я объяснила вам только одно из его значений, а именно то, что относится к человеческим, а не макрокосмическим принципам. Оранжевый пентакль может символизировать как Вселенную, так и человека; но сейчас мы рассмотрим только последнего.

Итак, хорошенько запомните, дабы понять нижеследующее, что высший (темно-синий) Манас соединен с низшим (зеленым) манасом тонкой линией, которая их связует. Это есть антахкарана, та тропинка, или мостик, сообщения, что служит звеном между личностью, чей физический мозг находится во власти низшего (животного) разума, и перевоплощающейся Индивидуальностью, духовным Эго, Манасом-Ману, "божественным Человеком". Этот мыслящий Ману, стало быть, есть тот, который единственный и перевоплощается. В действительности и по своей природе оба разума (духовный и физический, или животный) едины, но разъединяются при перевоплощении. Ибо тогда как та часть божественного, что отправляется сознательно оживотворять личность, отделяясь как плотная, но чистая тень, от божественного Эго[3], вклинивается в мозг и чувства[4] утробного младенца (после семи месяцев), высший Манас не воссоединяется с ребенком, пока не закончатся первые семь лет его жизни. Эта обособившаяся сущность или, вернее, отражение, или тень, высшего Манаса, становится, по мере роста ребенка, отдельным мыслящим принципом в человеке, причем главным его посредником является физический мозг. Не удивительно, что материалисты, воспринимающие лишь эту "рациональную душу", или разум, не отделяют ее от мозга и материи. Но оккультная философия много веков назад разработала [разрешила?] вопрос касательно разума и выявила дуальность Манаса. Взгляните на иллюстрацию; видите, как божественное Эго тяготеет, острием кверху, к Буддхи, а человеческое эго тянется книзу, погруженное в материю и соединенное со своей высшей, субъективной половиной только этой антахкараной. Запомните ее название, ибо на протяжении жизни она является связующим звеном между двумя разумами – высшим сознанием Эго и человеческим интеллектом низшего разума.

Чтобы до конца и правильно понять эту сложнейшую метафизическую доктрину, необходимо вполне уяснить себе ту мысль, которую я тщетно пыталась внушить всем теософам, а именно великую истину-аксиому, что единственной вечной и сущей реальностью является то, что индусы называют Параматманом и Парабрахманом. Это и есть пребывающий от вечности Корень-Сущность, неизменный и непостижимый нашими физическими чувствами, но явный и ясно ощутимый для нашей духовной природы. Стоит нам проникнуться этой основной идеей и дальнейшей концепцией, что если он вездесущ, всеобъемлющ и вечен, как само абстрактное Пространство, и что мы эманировали из него и должны, в один прекрасный день, в него вернуться, как все остальное станет понятным.

А коли так, то здравый смысл подсказывает, что жизнь и смерть, добро и зло, прошлое и будущее – все есть пустые слова, или, в лучшем случае, обороты речи. Если сама объективная Вселенная есть лишь преходящая иллюзия, ибо имела начало и будет иметь конец, то жизнь и смерть должны быть также аспектами и иллюзиями. В сущности, они есть изменения состояния, и не более. Истинная жизнь – в духовном сознании этой самой жизни, в сознательном существовании в духе, не в материи; а истинная смерть есть ограниченное восприятие жизни, невозможность ощутить сознательное или даже индивидуальное существование вне формы или, по крайней мере, некоторой формы материи. Те, кто искренне отрицают возможность сознательной жизни в отрыве от субстанции и мозга, суть мертвые единицы. Слова Павла, посвященного, становятся понятными: "Ибо вы умерли и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге"[5], – что равносильно сказать: вы лично являетесь мертвой материей, не сознающей своего собственного духовного естества, и жизнь ваша истинная сокрыта с вашим божественным Эго (Христом) в Боге (Атмане) и слита воедино с Ним; и ныне она покинула вас, бездушные люди. Выражаясь эзотерическим языком, каждый неисправимый материалист есть мертвый человек, живой автомат, несмотря на то, что он наделен огромными умственными способностями. Послушайте, что говорит Арьясанга[6], излагая тот же факт:

То, что есть ни дух, ни материя, ни свет, ни тьма, но, воистину, вместилище и корень всех их, то есть ты. Корень отбрасывает при каждой Заре свою тень на себя, и тень сию ты величаешь светом и жизнью, о бедная мертвая форма. (Эта) Жизнь-свет устремляется вниз по лестнице семи миров, лестнице, каждая ступенька коей становится все плотнее и темнее. И вот по сей лестнице о семижды семь ступеней ты и восходишь, и суть ее зеркало, о человечек! Ты и есть она, но ты не ведаешь этого.

Это – первый урок, который надлежит усвоить. Второй состоит в том, чтобы изучить и познать принципы как Космоса, так и наши собственные, подразделяя всю группу на постоянные – высшие и бессмертные, и преходящие – низшие и смертные; ибо только так мы можем овладеть – и управлять – низшим космическим и личным, а затем высшим космическим и безличным.

Как только мы преуспели в этом, мы обеспечили себе бессмертие. Но некоторые могут возразить: "Как мало их, способных сделать это! Такие люди все – великие адепты, и никто не в состоянии достичь подобного адептства за одну краткую жизнь". Согласна; но есть и альтернатива. "Коли Солнцем не можешь ты быть, будь тогда скромной Планетой", – гласит "Книга Золотых Правил". И если даже это для нас недосягаемо, то давайте хотя бы попытаемся удержаться под лучом какой-нибудь меньшей звезды, дабы серебристый свет ее мог пронзить густой мрак, сквозь который устремилась вперед каменистая тропа жизни; ибо без этого божественного сияния мы рискуем потерять больше, нежели представляем себе.

Что же касается "бездушных" людей и "второй смерти" "души", упомянутых в "Разоблаченной Изиде"[7], то в ней вы найдете, что я говорила о таких бездушных людях и даже об авичи, хотя и оставила последнюю неназванной. Прочтите, начиная со страницы 360 до страницы 362, а затем сопоставьте все сказанное там с тем, что я скажу сейчас.

Высшую Триаду, Атма-Буддхи-Манас, можно распознать с первых же строк цитаты из египетского папируса. В "Ритуале" (ныне "Книга Мертвых") очищенная душа (двойственный Манас) предстает как "жертва темного влияния дракона Апопа" (физической личности камарупического человека с его страстями). Если она овладела конечным знанием небесных и адских тайн, гнозисом – божественными и земными тайнами белой и черной магии, почившая личность "восторжествует над своим врагом" – смертью. Сие подразумевает полное воссоединение Эго в конце земной жизни со своим низшим манасом, преисполненным ""жатвы" жизни". Но если "Апоп" побеждает "душу", тогда она "не может избежать второй смерти".

Эти несколько строк из папируса, древность которого насчитывает многие и многие тысячелетия, содержит целое откровение, известное в те дни лишь иерофантам и посвященным. ""Жатва" жизни" состоит из тончайших духовных идеаций, воспоминаний о благороднейших и самых бескорыстных деяниях личности и постоянного присутствия в течение ее посмертного блаженства всех тех, кого она любила божественной, духовной, самозабвенной любовью[8]. Запомните учение: человеческая душа (низший манас) суть единственный прямой посредник между личностью и божественным Эго. То, что на этой земле составляет личность (ошибочно названную нами индивидуальностью), есть сумма всех ее ментальных, физических и духовных характерных черт, которые, запечатлевшись на человеческой душе, и образуют человека. Но из всех этих характерных черт лишь очищенные идеации могут быть запечатлены на высшем бессмертном Эго. Это совершается "человеческой душой", вновь погружающейся, в своей сущности, в родимый источник, смешиваясь со своим божественным Эго в течение жизни и полностью воссоединяясь с ним после смерти физического человека. Потому-то, пока кама-манас не передаст Буддхи-Манасу такие личные идеации и такое сознание своего Я, какие могут быть ассимилированы божественным Эго, ничто от этого я, или личности, не сможет выжить в Предвечном. Только то, что достойно бессмертного бога внутри нас и тождественно по своей природе с божественной квинтэссенцией, и может выжить; ибо в данном случае именно собственные "тени", или эманации, божественного Эго восходят к нему и втягиваются им в себя заново, чтобы еще раз стать частицей его собственного естества. Ни одна благородная мысль, ни одно возвышенное устремление, желание или божественная бессмертная любовь не могут возникнуть в уме человека из плоти и воцариться там, разве что как непосредственная эманация от высшего Эго к низшему и посредством последнего; все остальное, каким бы интеллектуальным оно ни казалось, исходит из "тени", низшего разума, связанного и смешанного с камой, растворяется и исчезает навсегда. Но ментальные и духовные идеации личного я возвращаются к нему как частицы естества Эго и никогда не могут угаснуть. Так, бывшую личность переживают, становясь бессмертными, лишь ее духовные накопления, воспоминания о всем хорошем и благородном, наряду с сознанием своего я, слившегося с сознанием всех других личных я, что ему предшествовали. Не существует какого-либо особого или отдельного бессмертия для земных людей вне Эго, их одушевлявшего. Это высшее Эго есть единственный носитель всех своих alter Egos на земле и их единственный представитель в том ментальном состоянии, которое называется дэвакханом. Однако так как последняя развоплощенная личность имеет право на свое собственное особое состояние блаженства, свободное от примеси воспоминаний о всех иных, то лишь последняя жизнь и предстает вполне реально – ярко, живо и ясно. Дэвакхан весьма часто сравнивается с самым счастливым днем в ряду многих тысяч других "дней" в жизни личности. Интенсивность же испытываемого счастья заставляет человека полностью забыть обо всех остальных – его прошлое изглаживается.

Это и есть то, что мы называем дэвакханическим состоянием и вознаграждением личности, и именно на основе этого древнего учения возникла туманная христианская идея о "рае", заимствованная, как и многое другое, у египетских мистерий, в которых доктрина эта инсценировалась. В этом и смысл отрывка, цитируемого в "[Разоблаченной] Изиде". Душа восторжествовала над Апопом, драконом плоти. Отныне и впредь личность будет жить в вечности, в своих высочайших и благороднейших элементах, воспоминаниях о прошлых деяниях, тогда как "характерные черты" "дракона" будут растворяться в камалоке. Если спросят: "Как это жить в вечности, если продолжительность дэвакхана составляет от 1 000 до 2 000 лет?", ответ таков: точно так же, как воспоминание о каждом дне, достойном памятования, живет в памяти каждого из нас". К примеру, дни, что миновали за одну жизнь человека, могут служить иллюстрацией каждой личной жизни, а та или иная личность может олицетворять собой божественное Эго.

Дабы получить ключ, открывающий дверцы многих психологических тайн, достаточно понять и запомнить то, что предшествует и что воспоследует. Многие спиритуалисты страшно вознегодовали, когда им сказали, что личное бессмертие условно; тем не менее таков философский и логический факт. Многое уже было сказано на эту тему, но никто, похоже, и по сей день не понял этой доктрины. Более того, недостаточно знать, что такое явление, как сказано, существует. Оккультист или же тот, кто таковым станет, должен знать, отчего так происходит; ибо, познав и уяснив raison d'être, легче исправить ошибочные умозрения других, и, что важнее всего, это дает возможность без лишних слов научить остальных людей, как избежать беды, которая, как ни грустно в этом признаться, приключается в наш век почти каждодневно. Беда эта будет объяснена теперь подробно.

Как мало, поистине, надо знать о восточных способах выражения, чтобы не усмотреть в отрывке, цитируемом из "Книги Мертвых" и уже упомянутой "[Разоблаченной] Изиды": а) аллегорию для непосвященных, содержащую наше эзотерическое учение; и б) что два термина, "вторая смерть" и "душа", являются в некотором смысле завесами. "Душа" равно относится как к Буддхи-Манасу, так и к кама-манасу. Что же до термина "вторая смерть", то определение "вторая" применимо к нескольким смертям, которым подвергаются "принципы" в течение их воплощения, причем только оккультисты, единственные, и понимают полностью смысл сделанного утверждения. Ибо мы имеем: 1) смерть тела; 2) смерть животной души в камалоке; 3) смерть астрала (лингашариры), следующую за смертью тела; 4) метафизическую смерть высшего Эго, бессмертного, каждый раз, когда оно "погружается в материю", или воплощается в новой личности. Животная душа, или низший манас, та тень божественного Эго, которая отделяется от него, чтобы одушевить личность (каковой процесс будет теперь изложен подробно), никоим образом не может избежать смерти в камалоке, во всяком случае, та часть этого отражения, что остается как земной остаток и не может запечатлеться на Эго. Так, главной и наиважнейшей тайной в эзотерическом учении, касающейся этой "второй смерти", была и поныне остается ужасная возможность смерти души, то есть ее отрыва от Эго на земле в течение жизни человека. Это и есть настоящая смерть (хотя и с шансами на воскрешение), не выказывающая никаких признаков в человеке и все же превращающая его морально в живой труп. Трудно понять, почему учение это надо было по сей день держать в такой тайне, когда распространение его среди людей, во всяком случае, среди верующих в перевоплощение, могло сотворить так много добра. Но так это было, и я не имела права подвергать сомнению мудрость запрета, а лишь поныне давала это учение так, как оно было дано мне – поклявшись не разглашать его всему свету. Но сейчас мне дозволено выдать его всем, раскрывая его догмы сперва эзотерикам; а затем, когда они основательно их усвоят, их долгом будет преподать эту особую доктрину о "второй смерти" другим и предупредить всех теософов о ее опасностях. Клятва хранить тайну, стало быть, более не распространяется на этот один-единственный догмат эзотерического кредо.

Чтобы сделать учение более понятным, мне придется, как может показаться, повторить уже сказанное; однако фактически оно преподносится в новом свете и дается с новыми подробностями. Я постаралась намекнуть на него в "Theosophist", как сделала это и в "[Разоблаченной] Изиде", но осталась непонятой. Теперь же я растолкую его подробно, пункт за пунктом.

Философское разумное объяснение доктрины*

1) Представьте себе, в качестве иллюстрации, единую однородную, абсолютную и вездесущую Сущность над верхней ступенью "лестницы семи планов миров", готовую отправиться в свое эволюционное странствие. По мере постепенного нисхождения ее коррелята-отражения она дифференцируется и трансформируется в субъективную и, наконец, в объективную материю. Давайте назовем ее абсолютным светом на северном полюсе ее; на южном же полюсе (который для нас будет четвертой, или же срединной, ступенью, или планом, с какого бы конца мы ни вели счет) она эзотерически известна нам как Единая и Вселенская Жизнь. А теперь запомните разницу. Вверху – Свет; внизу – Жизнь. Первый – вечно неизменный; последняя проявляется в виде неисчислимых дифференциаций. Согласно оккультному закону, все потенциальности, заключенные в высшем, становятся дифференцированными отражениями в низшем; и, согласно тому же закону, ничто дифференцированное не может слиться с однородным.

Также ничто из того, что живет, и дышит, и имеет бытие в бурлящих волнах мира, или же плана дифференциации, не может длиться вечно. Так, поскольку Буддхи и Манас являются первозданными лучами Единого Пламени – первая суть носитель (упадхи, или вахана) единой предвечной Сущности, последний есть проводник Махата, или божественной Идеации (Маха-Буддхи в "Пуранах"), Всемирная Разумная Душа, то ни один из них как таковой не может угаснуть или быть уничтожен ни в естестве своем, ни как сознание. Но физическая личность с ее лингашарирой и животная душа со своей камой[9] могут уничтожиться и действительно уничтожаются. Они рождаются в царстве иллюзии и должны исчезнуть, словно кудрявое облачко с голубых и вечных небес.

Читавшие "Тайную Доктрину" более или менее внимательно должны знать о происхождении человеческих эго, называемых общим термином "монады", и что они являли собой до того, как были вынуждены воплотиться в человеческое животное. Божественные существа, принужденные кармой действовать в драме манвантарной жизни, есть сущности с высших и более ранних миров и планет, карма коих не была исчерпана, когда их мир погрузился в пралайю. Таково учение; но независимо от того, так это или нет, высшие Эго – в сравнении с такими формами преходящей, земной грязи, каковыми являемся мы сами, есть божественные существа, боги, бессмертные на протяжении Махаманвантары, или 311 040 000 000 000 лет, пока длится Век Брамы. И как божественные Эго, чтобы вновь стать Единой Сущностью или же быть заново вовлеченными во вселенский Аум, должны очиститься в огне страданий и личного опыта, так и земные Эго, личности, должны поступить подобным же образом, если хотят они разделить бессмертие высших Эго. Этого они могут достичь, подавляя в себе все то, что благотворно для низменной, личной природы их я, и стремясь слить свой мыслящий камический принцип с принципом высшего Эго. Мы (т. е. наши личности) становимся бессмертными в силу того простого факта, что наша мыслящая, нравственная природа прививается к нашей божественной триединой Монаде (Атма-Буддхи-Манасу) – три в одном и один в трех (аспектах). Ибо Монада, проявляемая на земле воплощающимся Эго, есть то, что называется Древом Жизни Вечной, приблизиться к коему можно лишь вкусив плоды Знания, Знания Добра и Зла, или же Гнозиса – божественной мудрости.

В экзотерических учениях это Эго есть пятый принцип человека. Но ученику, прочитавшему и усвоившему первые две Инструкции, известно нечто большее. Он отдает себе отчет, что седьмой принцип есть не человеческий, но вселенский, который разделяет человек, но также его разделяет каждый физический и субъективный атом, равно как и каждая былинка и все, что живет или существует в Пространстве, сознавая это или нет. Кроме того, он знает, что если человек более тесно связан с ним и ассимилирует его с силой во сто крат большей, то это просто потому, что он наделен высшим сознанием на этой земле; что, словом, человек может стать духом, дэвой или богом в своей следующей трансформации, тогда как ни камень, ни растение, ни животное не могут сделать этого, пока не станут людьми в свой черед.

2) Но каковы же функции Буддхи? На этом плане у нее нет ни одной, если только она не соединена с Манасом – сознательным Эго. Буддхи соотносится с божественным Корнем-Сущностью также, как Мулапракрити с Парабрахманом в школе веданты; или как Алайя, вселенская Душа, с Единым Предвечным Духом или же тем, что за пределами Духа. Она есть его человеческий носитель, всего одной ступенью отделенная от того Абсолюта, который не может иметь никакого отношения к конечному и условному.

3) А что же такое Манас и каковы его функции? В своем чисто метафизическом аспекте Манас, который, опять-таки, всего на одну ступень ниже (на нисходящем плане) Буддхи, все же столь неизмеримо выше физического человека, что не может вступить в непосредственную связь с личностью, кроме как через свое отражение, низший разум. Манас есть духовное самосознание по своей сущности и божественное Сознание, когда соединен с Буддхи, которая и является истинным "производителем" этого "продукта" (викары), или самосознания, через посредство Махата. Буддхи-Манас, стало быть, совершенно не способен проявляться в течение своих периодических воплощений иначе как через человеческий разум, или низший манас. Оба они тесно связаны и нераздельны и имеют столь же мало общего с низшими танматрами[10] (рудиментарными атомами), как однородное с разнородным. Стало быть, задача низшего манаса, или мыслящей личности, если возжелает она слиться воедино со своим богом, божественным Эго, состоит в том, чтобы рассеять и парализовать танматры, или свойства материальной формы. Потому-то Манас и явлен двойственным: как эго и как разум человека. Именно кама-манас, или низшее эго, поддавшись иллюзии независимого существования, как "производитель" в свою очередь и властелин пяти танматр, претворяется в эго-изм, эгоистичное я, в каковом случае его следует считать махабхутическим и конечным, в том смысле, что он соединен с ахамкарой – личной "Я-порождающей" способностью. Посему "Манас должен рассматриваться как вечный и невечный; вечный в своей атомической природе (параманурупа), как извечная субстанция (дравья); конечный (карьярупа), когда соединен как дуада с камой (животным желанием, или человеческой эгоистичной волей), словом, с низшим продуктом". В этом я лишь повторяю то, что написала в ответ одному критику в августе 1883 года в "Theosophist", в статье, озаглавленной "The Real and the Unreal"[11]. Следовательно, тогда как индивидуальное эго, благодаря своему естеству и природе, бессмертно на протяжении вечности, наряду с формой (рупой), преобладающей в течение целого жизненного цикла четвертого Круга, его Sosie, или подобие, личное Эго, должно завоевать себе это бессмертие.

4) Антахкарана есть наименование того воображаемого моста, тропы, что пролегает между божественным и человеческим Эго, ибо они суть два отдельных Эго на протяжении человеческой жизни, вновь становящиеся единым Эго в дэвакхане или нирване. Это может показаться трудным для восприятия, но в действительности с помощью знакомой, хотя и воображаемой иллюстрации понять сие совсем несложно. Давайте представим себе яркую лампу посреди комнаты, бросающую свет на твердую, покрытую штукатуркой, стену. Пусть лампа олицетворяет собой божественное Эго, а свет, бросаемый ею на стену, – низший манас, стена же будет символизировать тело. Тогда атмосфера, которая проводит луч от лампы к стене, будет в нашем сравнении представлять антахкарану. Предположим далее, что свет, проводимый таким образом, наделен рассудком и разумом и к тому же обладает способностью рассеивать все зловредные тени, мелькающие на стене, и притягивать к себе яркость, получая от них неизгладимые впечатления. Так вот, во власти человеческого эго изгнать тени (грехи) и усилить яркость (добродеяния), которые производят эти впечатления, и тем самым через антахкарану обеспечить себе постоянную связь и окончательное воссоединение с божественным Эго. Запомните, последнее не может произойти, пока в чистоте этого света сохраняется хоть единое пятнышко земного, или же материи. С другой стороны, связь эту никогда нельзя прервать, а окончательному воссоединению воспрепятствовать, доколе остается хоть одно-единственное духовное деяние, или потенциальность, чтобы служить нитью связи; но как только угасла эта последняя искра и исчерпалась последняя потенциальность, разрыв неминуем. В восточной притче божественное Эго уподобляется хозяину, который посылает своих работников возделывать землю и собирать урожай и который охотно владеет полем, пока оно приносит хоть малейший доход. Но когда земля становится действительно бесплодной, ее покидают, а вместе с тем погибает и работник (низший манас).

Однако, с другой стороны, – все еще прибегая к нашему сравнению, – когда свет, брошенный на стену, или же разумное человеческое эго, достигает стадии подлинного духовного истощения, антахкарана исчезает, свет более не передается, и лампа для него перестает существовать. Поглощенный свет постепенно рассеивается, и наступает "затмение души"; существо живет на земле и затем переходит в камалоку просто лишь как уцелевшее скопление материальных качеств; оно никогда не может преступить ее пределы и перейти в дэвакхан, но тотчас воплощается вновь – человеческое животное и бич для других. Пусть "Джек Потрошитель" послужит типичным примером.

Сравнение это, каким бы фантастичным оно ни казалось, поможет правильно уловить эту мысль. Для личного эго не существует бессмертия, если только нравственная природа не сливается с божественным Эго.

Выживает только то, что сродни самым духовным эманациям личной человеческой души. Преисполнившись в течение жизни понятия и чувства "Я-есмь-Я" своей личности, человеческая душа, носитель самой сущности кармических деяний физического человека, становится, по смерти последнего, неотъемлемой частью божественного Пламени (Эго). Она обретает бессмертие в силу того простого факта, что теперь она прочно привита к Монаде, которая есть "Древо Жизни Вечной".

А сейчас мы поговорим о доктрине "второй смерти". Что же происходит с камической человеческой душой, являющейся всегда душой испорченного и злобного человека, или бездушной личности? Тайна сия теперь будет объяснена.

Личная "душа" в данном случае – то есть в случае человека, связывавшего каждую мысль свою с животным я, не имевшего ничего, что можно было бы передать высшему или же добавить к сумме накоплений прошлых воплощений, которые память его должна хранить на протяжении вечности, – эта личная душа отрывается от Эго. Она не может ничего привить от своего я к этому вечному стволу, чей сок исторгает миллионы личностей, словно мириады листьев из своих ветвей, – листьев, которые увядают, умирают и опадают в конце положенного срока. Эти личности распускаются, цветут и угасают, некоторые – не оставив и следа, иные же – соединив свою собственную жизнь с жизнью родительского ствола. Именно "души" первого класса обречены на уничтожение, или авичи – состояние, столь плохо понятое и еще хуже описанное писателями-теософами, но которое на самом деле не только находится на нашей земле, но и является самой этой землей. Таким образом, мы видим, что антахкарана была уничтожена до того, как низший человек имел возможность ассимилироваться с высшим и стать воедино с ним; потому-то камическая "душа" и претворяется в отдельную сущность, чтобы отныне и впредь жить – в течение краткого или длительного периода времени, в зависимости от кармы – как "бездушная" тварь.

Но прежде чем подробно осветить этот вопрос, я должна более доходчиво объяснить значение и функции антахкараны. Как уже сказано, она представлена на иллюстрации I узкой полосой, связующей высший и низший манас. Если вы заглянете в словарь "Голоса Безмолвия", вы найдете, что она есть проекция низшего манаса, или, вернее, звено между последним и высшим Эго, или между человеческой и божественной, или духовной, Душой[12]. "В момент смерти она разрушается как тропа, или средство связи, а останки ее выживают как кама-рупа" – "скорлупа". Это как раз то, что иногда появляется перед спиритуалистами на спиритических сеансах в виде материализованных "форм", каковые они по глупости принимают за "духов умерших"[13]. Но это далеко от истины, ибо во сне, хотя антахкарана никуда и не исчезает, личность лишь наполовину бодрствует; потому-то об антахкаране и говорят, что она пьяна или безумна во время нашего нормального сонного состояния. Если подобное происходит во время периодической смерти (сна) живого тела, то можно судить, каковым становится сознание антахкараны, когда она, после "сна вечного", претворяется в камарупу.

Но вернемся назад. Чтобы ученик не помутился рассудком от малопонятной индийской метафизики, пусть он рассматривает низший манас, или ум, как личное эго в состоянии бодрствования и как антахкарану лишь в те мгновения, когда он устремляется к своей высшей половине, тем самым становясь средством связи между обоими. Именно по этой причине и называется она "тропою". Когда конечность или орган физического организма человека перестают функционировать, они слабеют и наконец атрофируются; то же самое происходит и с любой умственной способностью; отсюда становится понятной и атрофия функции низшего разума, называемой антахкараной, как во всецело материалистических натурах, так и в порочных людях.

Согласно эзотерической философии, учение это, однако, таково. Поскольку способность и функция антахкараны столь же необходимы, сколь посредничество уха для слуха или глаза для зрения, доколе чувство ахамкары (личного я, или эгоизма) не полностью подавлено в человеке и низший разум не вполне слился с высшим (Буддхи-Манасом) и не стал воедино с ним, то здравый смысл подсказывает, что уничтожить антахкарану все равно что уничтожить мост над непроходимой пропастью: путник никогда не сможет добраться до цели на противоположном берегу. И в этом – разница между экзотерическим и эзотерическим учениями. На основании первого веданта утверждает, что пока разум (низший) не прилепится, посредством антахкараны, к Духу (Буддхи-Манасу), он не сможет обрести истинную духовную мудрость, джнану, и что этого можно добиться, стремясь к гармонии со Вселенской Душой (Атманом); что, по сути, лишь совершенно игнорируя высший Разум, можно овладеть раджа-йогой. Мы говорим, что это не так. Ни единой ступеньки лестницы, ведущей к знанию, проскочить нельзя. Ни одна личность никогда не сможет установить связь с Атманом, кроме как через Буддхи-Манас; пытаться стать дживанмуктой, или "Махатмой", не став адептом или хотя бы налджором (безгрешным человеком), все равно что пытаться добраться до Цейлона из Индии, не пересекая моря. Потому-то нам и говорят, что, если мы уничтожим антахкарану до того, как личное эго полностью подчинится безличному Эго, мы рискуем утратить последнее и навсегда разобщиться с ним, если только, воистину, мы не поспешим восстановить связь величайшим и последним усилием.

И только когда мы неразрывно связаны с естеством божественного Разума, нам следует уничтожить антахкарану. "Как одинокий воин, преследуемый целой армией, ищет убежища в крепости: дабы отрезать от себя врага, он сперва уничтожает подъемный мост и только потом начинает уничтожать преследователя, – так должен действовать и сротапанна, прежде чем умертвит он антахкарану". Или, как гласит оккультная аксиома: "Единица становится троицей, и троица порождает четверицу. Именно последняя (четверичность) должна снова стать троицей, а божественная троица, распространяясь, – претвориться в Абсолютное Единое". Монады (которые становятся дуадами на дифференцированном плане, чтобы развиться в триады в течение цикла воплощений), даже когда они воплощены, не ведают ни Пространства, ни Времени, но рассеиваются через низшие принципы четверицы, будучи по своей природе вездесущими и всезнающими. Но всезнание это врожденное и может проявлять свой отраженный свет лишь через то, что является, по крайней мере, полуземным или материальным, как физический мозг, который, в свою очередь, является носителем низшего манаса, воцарившегося в камарупе. Это именно то, что постепенно уничтожается в случае "второй смерти".

Но такое уничтожение, которое фактически есть отсутствие малейшего отпечатка обреченной души в вечной Памяти и потому знаменует уничтожение в вечности, не означает просто прекращения человеческой жизни на земле, ибо земля есть авичи, притом худшая авичи из возможных. Навеки изгнанные из сознания Индивидуальности (перевоплощающегося эго), физические атомы и психические вибрации ныне обособленной личности тотчас же воплощаются на той же земле, только в более низменном и куда более жалком создании – человеческом существе только по форме, обреченном на кармические муки в течение всей своей новой жизни. Более того, если оно будет упорствовать в своих преступных или развратных действиях, оно претерпит длинную череду подобных немедленных воплощений.

В связи с этим возникают два вопроса: 1) Что в таких случаях происходит с высшим Эго? 2) Что за животное являет собой человеческое существо, рожденное бездушным?

Прежде чем ответить на два этих вполне естественных вопроса, я должна обратить внимание всех, рожденных в христианских странах, на тот факт, что прекрасная басня об искуплении Христом грехов человечества и о Его миссии, как это ныне преподносится, была почерпнута или заимствована некоторыми слишком либеральными посвященными из мистической и странной доктрины о земных испытаниях перевоплощающегося эго. Последнее, истинно, есть жертва своей собственной кармы в предыдущих манвантарах, возлагающее на себя – добровольно, хотя и неохотно – обязанность спасать то, что иначе обернулось бы бездушными людьми или личностями. Восточная истина, таким образом, более философична и логична, нежели западный вымысел. Христос (Буддхи-Манас) каждого человека не есть вполне невинный и безгрешный бог, хотя в одном смысле он является "отцом", будучи одного естества со вселенским Духом и в то же время "сыном", ибо Манас всего на две ступени отстоит от "отца". Воплощаясь, божественный сын берет на себя ответственность за грехи всех личностей, которые он будет одушевлять. Но сделать это он может только через своего заместителя, или отражение, – низший манас. Что, собственно, и происходит, когда он вынужден порвать с личностью. Это единственный случай, когда божественное Эго может избежать индивидуального наказания и ответственности как руководящий принцип, ибо материя, с ее психическими и астральными вибрациями, в силу самой интенсивности своих сочетаний находится тогда вне контроля Эго. И так как "Апоп, дракон" стал победителем, перевоплощающийся манас, постепенно разъединяясь со своею обителью, окончательно отрывается от психоживотной души.

Так, в ответ на первый вопрос я говорю:

Божественное Эго совершает одно из двух: или а) немедленно возобновляет, под влиянием своих собственных кармических импульсов, новую серию воплощений; или б) ищет и находит пристанище в "лоне Матери" – Алайи, вселенской Души, манвантарным аспектом которой является Махат. Освобожденное от жизненных впечатлений личности, оно погружается в нечто вроде интерлюдии нирваны, где не может быть ничего, кроме вечного настоящего, поглощающего и прошлое и будущее. Лишенный "работника", причем утрачены и поле и жатва, хозяин, в бесконечности своей мысли, естественно, не сохраняет никакого воспоминания о конечной и мимолетной иллюзии, каковой была его последняя личность. Стало быть, она действительно уничтожается.

Будущее же низшего манаса более ужасно, и оно куда ужаснее для человечества, нежели для ныне животного человека. Иногда бывает так, что после разъединения эта опустошенная душа, ставшая теперь всецело животной, исчезает в камалоке, как и все другие животные души. Но чем материальнее человеческий ум, тем дольше он пребывает в этой промежуточной стадии, а поэтому часто случается, что после того как закончилась действительная жизнь бездушного человека, он вновь и вновь воплощается в новых личностях, причем каждая является более жалкой по сравнению с предыдущей. Импульс животной жизни слишком силен: он не может замереть только за одну или две жизни.

В редких случаях, однако, может произойти нечто гораздо более страшное. Когда низший манас обречен на истощение голоданием, когда уже более нет надежды, что хотя бы отблеск низшего света – благодаря благоприятным условиям, скажем, даже краткому мигу духовного устремления и раскаяния – привлечет к себе родительское Эго, карма ведет высшее Эго к новым воплощениям. В этом случае кама-манасический призрак может стать тем, что в оккультизме называется "Обитателем Порога". Сей "Обитатель" не походит на того, что так изобразительно описан в "Занони"[14], но есть действительный факт в природе, а не вымысел в романе, каким бы прекрасным ни был последний. Бульвер, должно быть, заимствовал эту идею у какого-нибудь восточного посвященного. Наш "Обитатель", влекомый сродством и притяжением, ввергается в астральный поток, прорывается через аурическую оболочку новой обители родительского Эго и объявляет войну низшему свету, который его заменил. Это, конечно, может произойти только в случае нравственной слабости личности, таким образом становящейся одержимой. Ничто подобное не грозит никому из тех, кто тверд в добродетели и праведности своего жизненного пути, но угрожает лишь развращенным в сердце своем. Роберт Луи Стивенсон, воистину, имел проблеск истинного прозрения, когда писал свою повесть "Доктор Джекиль и мистер Хайд"[15]. История его есть правдивая аллегория. Каждый чела узнает в ней субстрат истины, а в мистере Хайде – "Обитателя", одержателя личности, обители "Духа-родителя".

"Это кошмарная повесть!" – часто говаривал мне тот, кого уже нет более в наших рядах, человек, который имел ярко выраженного "Обитателя", мистера Хайда, почти что своим постоянным спутником. "Как может происходить подобный процесс без того, чтобы человек о нем ничего не знал?" Может, и действительно происходит, и я почти описала его однажды в "Theosophist". "Душа, низший разум как полуживотный принцип почти парализуется каждодневными пороками и постепенно утрачивает осознание своей субъективной половины, Владыки... одного из могущественного Воинства"; и "пропорционально стремительному чувственному развитию мозга и нервов, она (личная душа) рано или поздно окончательно теряет из виду свою божественную миссию на земле". Истинно, "как вампир, мозг питается, живет и набирает силу за счет своего духовного родителя... и личная полубессознательная душа становится бесчувственной, без всякой надежды на спасение. Она не в силах различить голос своего "бога". Она стремится лишь к развитию и более полному постижению естественной, земной жизни, а потому может раскрыть лишь тайны физической природы... Она начинает с того, что становится почти что мертвой в течение жизни тела, а кончает тем, что умирает совершенно, то есть уничтожается как целостная бессмертная Душа. Такая катастрофа зачастую происходит за долгие годы до физической смерти человека: "В жизни мы сталкиваемся с бездушными мужчинами и женщинами на каждом шагу". И когда приходит смерть... уже нет более души (перевоплощающегося духовного Эго), которую надо освобождать... ибо она отлетела за годы до этого".

Результат: лишенный своих руководящих принципов, но усиленный материальными элементами, кама-манас из "вторичного света" превращается теперь в независимую сущность. После того как он позволил себе скатываться все ниже и ниже на животном плане, когда настает час умирать его земному телу, происходит одно из двух: либо кама-манас тотчас же вновь рождается в Миалбе (состояние авичи на земле)[16], либо, если он слишком укрепится во зле – станет "бессмертным в сатане", по оккультному выражению, ему иногда дозволяется, в кармических целях, оставаться в активном состоянии авичи в земной ауре. Тогда, отчаявшись и утратив всякую надежду, он становится подобен мифическому "дьяволу" в своей бесконечной злобе; он продолжает пребывать в своих элементах, насквозь пронизанных естеством материи; ибо зло есть сверстник материи, оторванной от духа. И когда его высшее Эго воплощается еще раз, выявляя новое отражение, или кама-манас, то обреченное низшее эго, подобно монстру Франкенштейна[17], будет всегда испытывать притяжение к своему "отцу", отрекшемуся от сына, и станет сущим "Обитателем" "порога" земной жизни.

Хотя это и оккультная Доктрина, я все же изложила ее основы в "Theosophist" (октябрь 1881 г. и ноябрь 1882 г.)[18], но не стала вдаваться в подробности, а посему была весьма обескуражена, когда ко мне обратились за разъяснениями. Тем не менее я там писала достаточно ясно о "никчемных трутнях" – тех, кто отказываются стать сотрудниками природы и кто погибают миллионами во время манвантарного цикла жизни; о тех, кто (как и в рассматриваемом нами случае) предпочитают вечно страдать в авичи под бременем кармического закона, нежели прервать свою жизнь "во зле", и, наконец, о тех, кто являются сотрудниками Природы на разрушение. Существуют всецело злобные и порочные люди, которые тем не менее столь же высоко интеллектуальны и глубоко духовны во зле, сколь и те, кто духовны во благе. "Их (низшие) эго могут избегать закона окончательного разрушения, или уничтожения, целую вечность".

Так, мы встречаем два вида бездушных существ на земле: тех, кто утратили свои высшие Эго в настоящем воплощении, и тех, кто рождены бездушными, будучи оторваны от своей духовной Души в предыдущем рождении. Первые – кандидаты на авичи; последние – "мистеры Хайды", независимо от того, находятся ли они внутри или вовне своих человеческих тел, воплощены ли они или же витают возле нас как незримые, но мощные вампиры. У таких людей хитрость развивается до чрезвычайности, и никто, за исключением тех, кто знаком с этой доктриной, не заподозрит отсутствия у них души, ибо ни религия, ни наука не имеют ни малейшего представления, что такой факт действительно существует в Природе.

Но пока человек, утративший свою высшую "Душу" из-за пороков, все еще пребывает в физическом теле, надежда для него не потеряна. Его все еще можно спасти и побудить восстать против своей материальной природы; в каковом случае либо сильное чувство раскаяния, либо одна-единственная искренняя мольба к отлетевшему Эго, или, лучше всего, действенное старание исправиться могут вернуть высшее Эго. Нить, или связь, не совсем порвана, хотя Эго теперь и вне насильственной досягаемости, ибо "антахкарана уничтожена", и личная Сущность уже одной ногой в Миалбе[19]; но оно все еще в пределах слышимости и может внять сильному духовному призыву. В "Разоблаченной Изиде" сделано еще одно утверждение на сей счет. Там сказано, что этой ужасной смерти можно порой избежать, если "знаешь тайное Имя, "Слово""[20].

Что это за "Слово" (которое есть не "Слово", но Звук), все вы знаете. Мощь его кроется в ритме, или ударении. Это просто означает, что даже порочный человек может, изучая сокровенную науку, быть спасен и остановлен на пути к уничтожению. Но пока он не слился совершенно со своим высшим Эго, он, как попугай, может повторять его хоть десять тысяч раз на дню, но "Слово" не поможет ему. Напротив, если он и его высшая Триада не вполне едины, то оно может произвести эффект, прямо противоположный благотворному, так как "братья тени" весьма часто пользуются им со злым умыслом; в каковом случае оно пробуждает и приводит в движение лишь злобные, материальные элементы природы. Но если душа человека исполнена добра и искренне стремится к высшему Яявляющемуся сим "Аумом", – при посредстве своего высшего Эго, которое суть его третья буква (второй является Буддхи), то не существует такой атаки дракона Апопа, которую бы она ни отбила. От тех, кому много дано, многого ждут. Кто стучится в дверь Святилища при полном знании его святости, а получив разрешение войти, бежит прочь от его порога или отворачивается и говорит: "О, да в нем ничего нет!" – и тем теряет свой шанс познать всю истину, – тот может лишь ожидать своей кармы.

Таковы, стало быть, эзотерические объяснения того, что озадачивало столь многих, обнаруживших, как они полагали, противоречия в различных теософских трудах, включая "Фрагменты оккультной Истины" в "Theosophist" (том III и IV) и т. д. Прежде чем окончательно покончить с этой темой, я должна сделать предупреждение, которое прошу запомнить хорошенько. Для вас, эзотериков, будет вполне естественным надеяться, что никто из вас не принадлежит пока к бездушной части человечества и что вы можете не беспокоиться об авичи, также как добропорядочный гражданин – об уголовном праве. Хотя, возможно, вы еще и не совсем на Пути, но все же идете по его обочине и большинство из вас – в правильном направлении. Между нашими корыстными провинностями – неизбежными в нашем социальном окружении – и губительным злом, описанным в редакторском примечании к эссе Элифаса Леви о "Сатане"[21], – пропасть. Если мы не стали "бессмертными во благе, отождествив себя с (нашим) богом", или Аумом, Атма-Буддхи-Манасом, мы, конечно же, не сделались и "бессмертными во зле", слившись с сатаной, низшим я. Вы забываете, однако, что все должно иметь свое начало и что первый шаг на скользком горном склоне неизбежно предшествует стремительному низвержению на дно и – смерти. Я далека от подозрения, что кто-либо из эзотериков-учеников дошел до какой-нибудь значительной точки в нисходящем плане духовного падения. И все равно я вас предостерегаю – воздержитесь, не делайте этот первый шаг. Вы, быть может, и не скатитесь на дно в этой жизни или в следующей, но вы уже теперь можете породить причины, которые обеспечат ваше духовное уничтожение в третьем, четвертом, пятом или еще каком-нибудь последующем рождении. В великом индийском эпосе вы можете прочесть, как одна мать, чьи сыны-воители были все убиты в сражении, жаловалась Кришне, что, хотя она и обладала духовным зрением, позволявшем ей провидеть пятьдесят предыдущих воплощений, все же она не могла усмотреть ни одного своего греха, который повлек бы за собой такую ужасную карму; на что Кришна ей ответил: "А если бы ты могла прозреть пятьдесят первое предыдущее воплощение, как могу это Я, ты бы узрела себя убивающей с бессмысленной жестокостью столько муравьев, сколько сынов ты теперь потеряла". Конечно же, это лишь поэтическое преувеличение; тем не менее это и поразительный образ, показывающий, как возникают большие следствия из якобы мелочных причин.

Добро и зло относительны и усиливаются либо ослабевают сообразно условиям, окружающим человека. Принадлежащий к тому, что мы зовем "никчемной частью человечества", то есть к мирскому большинству, во многих случаях безответствен. Преступления, совершенные в авидьи (неведении), влекут физическую, но не моральную ответственность, или карму. Возьмите, например, идиотов, детей, дикарей и иных людей, мало что разумеющих. Но каждый из вас, давший клятву своему высшему Я, – совсем другое дело. Вы не можете призвать сего божественного свидетеля безнаказанно, и раз вы вверились его опеке, вы тем самым попросили лучезарный Свет озарить и исследовать каждый темный уголок своего существа; сознательно вы призвали божественную справедливость кармы запечатлевать ваши побуждения, тщательно изучать ваши действия и все зачислять на ваш счет. Шаг этот столь же бесповоротен, сколь необратимо рождение младенца. Никогда уже не сможете вы вернуться в утробу авидьи и безответственности. Отказ от ваших клятв и их возврат вам не помогут. Даже если вы убежите на край земли и сокроетесь от взора людского или же станете искать забвения в неистовстве социального вихря, Свет тот отыщет вас и осветит каждую вашу мысль, слово и деяние. Неужто вы были столь глупы, что предположили, будто клятву свою вы даете бедной, несчастной Е. П. Б.? Все, что она может сделать, это послать каждому серьезному ученику свою самую искреннюю братскую симпатию и надежду на благой исход ваших стараний. И все же не падайте духом, но дерзайте, всегда дерзайте[22], двадцать неудач поправимы, если им сопутствуют столько же неутомимых усилий подняться все выше и выше. И не так ли взбираются на гору? Также знайте, что, если карма безжалостно заносит в счет эзотерика дурные поступки, каковые простились бы невежде, все же верно и то, что каждое благодеяние его, в силу связи с его высшим Я, усиливается во сто крат как потенциал добра.

Наконец, всегда держите в сознании, что, хотя вы и не видите Учителя подле своей постели и не слышите ни единого еле уловимого шепота в безмолвии ночной тиши, тем не менее Пресвятая Сила вокруг вас, Святой Свет изливается на вас в час Духовной нужды и устремлений, и не вина Учителей или их скромного глашатая и слуги, если из-за порочности или моральной слабости некоторые из вас отсекут от себя эти высшие Силы и вступят на склон, что ведет к авичи.

Е. П. Б.

[1] См. статью "Stray Thoughts on Death and Satan" [примечания и сноски Е. П. Б.], "Theosophist", vol. III, October, 1881, p. 12-15 [H. P. Blavatsky, CW, vol. III, p. 287-291]; a также "Fragments of Occult Truth", "Theosophist", vol. III, IV.

[2] Том II, с 361.

[3] Естеством божественного Эго является "чистое пламя"; сущность, к которой ничего нельзя добавить и от которой ничего нельзя отнять; стало быть, ее нельзя уменьшить даже на бесчисленные множества низших разумов, отделившихся от нее как языки Пламени. Это ответ на возражение некоего эзотерика, вопрошавшего, откуда то неисчерпаемое естество одной и той же Индивидуальности, которая должна наделить человеческим интеллектом каждую новую личность, в которой она воплощается.

[4] Мозг, или мыслительный аппарат, находится не только в голове и черепе, но, как вам поведает любой физиолог, не совсем материалист, каждый орган человека, сердце, печень, легкие и т. д., вплоть до каждого нерва и мускула, имеет, так сказать, свой собственный, отдельный мозг, или мыслительный аппарат. Так как наш мозг не имеет никакого отношения к управлению коллективной и индивидуальной работой всех наших органов, то что же есть то, что столь безошибочно руководит непрекращающимися функциями каждого, что заставляет их бороться и бороться также с болезнью, избавляться от нее и действовать, каждого из них, вплоть до малейшего, не подобно часовому механизму, как утверждают некоторые материалисты (ибо при малейшей неисправности или поломке часы останавливаются), но как сущность, наделенная инстинктом? Сказать, что это природа, если и не погрешить против истины, то значит ничего не сказать: ибо природа в конечном счете есть лишь название тех же самых функций, сумма качеств и свойств, физических, ментальных и т. д., во Вселенной и в человеке, совокупность посредников и сил, управляемых разумными законами.

[5] Кол., III, 3.

[6] Арьясанга (санскр.) – основатель первой школы йогачарья. Архат, непосредственный ученик Гаутамы Будды.

[7] Том II, с. 360-362.

[8] См. "Ключ к Теософии", с. 133 и далее.

[9] Камарупа, носитель низшего манаса, как сказано, обитает в физическом мозге, в пяти физических чувствах и во всех органах чувств физического тела.

[10] Танматра означает тончайшую и рудиментарную форму, грубый тип еще более тонких элементов. Пять танматр в действительности являются характерными свойствами, или качествами, материи, как и всех элементов; истинный смысл этого слова есть "нечто", или "чисто трансцендентальный", в смысле свойств, или качеств.

[11] "Theosophist", vol. IV, August, 1883: "The Real and the Unreal", p. 268, сноска. [H. P. Blavatsky, CW, vol. V, p. 80, сноска]

[12] Так как автор "Эзотерического буддизма" и "Оккультного мира" назвал манас человеческой душой, а Буддхи – духовной Душой, я оставила эти термины без изменения и в "Голосе [Безмолвия]", понимая, что книга эта предназначалась для широкой публики.

[13] В экзотерических учениях раджа-йоги антахкарана названа внутренним органом восприятия и подразделена на четыре части: (низший) манас, Буддхи (разум), ахамкара (личность) и читта (эгоистичность). Наряду с некоторыми другими органами она также образует часть дживы, души, именуемой также лингадеха. Однако эта популярная версия не должна сбить с толку эзотериков.

[14] ...Сей "Обитатель"... описан в "Занони"... – термин введен Бульвер-Литтоном в романе "Занони", символическая фигура мистического обитателя пограничной сферы между физическим и тонким мирами. Олицетворяет все неизжитые темные стороны человеческой души, которые "набрасываются" на дерзающего посягнуть на то, к чему еще не готов.

[15] Стивенсон Роберт Луис (1850-94) – английский писатель. Представитель неоромантизма, мастер приключенческого романа. Упоминается его психологический роман "Странная история доктора Джекила и мистера Хайда" (1886).

[16] Земля или, вернее, земная жизнь суть единственная авичи (ад), существующая для людей нашего человечества на этой планете. Авичи есть состояние, а не местность – антипод дэвакхана. Подобное состояние сопутствует "душе", куда бы она ни отправилась, будь то в камалоку, как полусознательный "призрак", или же в человеческое тело, когда она вновь воплощается, чтобы претерпеть авичи. Наша философия не признает никакого иного ада.

[17] Франкенштейн – герой романа М. Шелли «Франкенштейн, или Современный Прометей» (1818 г.).

[18]  ..."Theosophist" (октябрь 1881 г. и ноябрь 1882 г.)... – Ссылки даны, соответ¬ственно, на тома III и IV "Theosophist" за октябрь 1881 г. и ноябрь 1882 г., где Е. П. Блаватская добавила примечания и сноски к эссе Элифаса Леви о "Смерти" и "Сатане". См. Е. П. Блаватская. Терра Инкогнита. – М.: "Сфера", 1997. – С. 235-247. – "Заметки о смерти и Сатане".

[19] См. "Голос Безмолвия", фрагмент III (примечание 35 к фрагменту III).

[20]  Прочтите последнюю сноску на с. 361 во втором томе"Разоблаченной Изиды", и вы увидите, что даже профаны-египтологи и люди, которые, подобно Бунзену, и знать ничего не знали о посвящении, были поражены своими собственными открытиями, обнаружив, что "Слово" сие упоминается в древних папирусах.

[21]  См. "Theosophist", vol. III, October, 1881, p. 12-15. См. Е. П. Блаватская. Терра Инкогнита. – М.: "Сфера", 1997. – С. 235-247. – "Заметки о смерти и Сатане".

[22]  Прочтите с. 37 и 44 в "Голосе Безмолвия".

К началу страницы → Сборник "Инструкции для учеников Внутренней Группы". Оглавление

 
 

Мой интернет - каталог лучших сайтов, белый каталог сайтов с прямыми ссылками
html counterсчетчик посетителей сайта
TOP.proext.com ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Размещено на Start.Crimea.UA Create a free website Эзотерика и духовное развитие 'Живое Знание'