Воспоминания доктора Арчибальда Кейтли

о написании «Тайной Доктрины»

Первое известие о Тайной Доктрине я получил из объявления в «Теософисте». В 1884 мне сообщали, что мадам Блаватская работала над написанием книги, но какой я тогда не знал. Уже после мне стало известно, что книга должна была получить название «Тайная Доктрина», что для её составления проводились консультации с различными людьми, а также, что все спорные вопросы, относящиеся к Индуистской философии, были переданы покойному теперь Т. Субба Роу, который к тому же внёс различные предложения, касательно построения материала. Впоследствии я узнал, что он очень обще набросал план, но ему в итоге не последовали.

Затем меня достигли вести о том, что здоровье мадам Блаватской было серьёзно нарушено, и она принуждена была покинуть Индию, чтобы сохранить жизнь. Потом я услышал, что она работала в Италии, а после этого в Вюрцбурге, откуда переехала в Остенде.

О работе совершённой до моего приезда туда, мне ничего не известно. В силу различных обстоятельств так сложилось, что я отправился в Остенде для встречи с Е.П.Б. Приехав, я обнаружил, что она жила там с графиней Вахтмейстер, упорно работая, занимаясь письменным трудом с шести утра до шести вечера, за исключением лишь очень коротких перерывов для еды. Она писала и спала в одной комнате, появляясь в соседней для приёмов пищи. Когда я прибыл, то узнал, что она была столь чувствительна к холоду, что проветривание помещений в зимнее время должно было проводиться с величайшей осторожностью.

Вскоре после приезда мне была передана часть рукописи с просьбой корректировать и удалять текст, исправлять английский и пунктуацию, и вообще обращаться с текстом, как со своим собственным – привилегия, которой я, естественно, не воспользовался. Рукопись тогда пребывала в виде разрозненных частей, подобно тем, что вошли в разделы «Символизм» и «Приложение» в опубликованных книгах. То, что я увидел, представляло собой кипу бумаг без какой-либо определённой организации, большáя часть которых были терпеливо и со старанием скопированы графиней Вахтмейстер. Тогда идея состояла в том, чтобы хранить одну копию в Европе, а другую отправить для правки местным сотрудникам в Индию. Основная часть действительно была отправлена впоследствии, но некая причина помешала этой кооперации.

Больше всего в части, которую я смог прочесть во время моего краткого пребывания, меня поразило громадное количество цитат различных авторов. Я знал, что в округе не было библиотеки, где можно было проконсультироваться, и что количество собственных книг Е.П.Б. не составляло и тридцати, из которых несколько были словарями, а некоторые другие состояли из двух или более томов. В то время я не видел «Станц Дзиан», хотя в рукопись были включены несколько отрывков «Оккультного Катехизиса».

Через некоторое время я снова поехал в Остенде для организации переезда Е.П.Б. в Англию. Главная сложность состояла в упаковке её бумаг и книг. Стоило лишь упаковать одну из них, как она требовалась для ссылки; если же часть рукописи была уложена в ящик, непременно оказывалось, что она содержала информацию, которую было необходимо оттуда удалить и перенести в другое место. И поскольку Е.П.Б. продолжала писать до самого дня отправления – такой была её неистощимая трудоспособность – то упаковка её вещей была совсем непростым делом.

Когда она прибыла в Норвуд, начался обратный процесс, но теперь задача была достаточно быстро распаковать её вещи. Один день был уступлен для этого, но в шесть утра следующего дня Е.П.Б. была уже за своим письменным столом. Всё лето 1887 года каждый день она проводила за работой с шести до шести, делая интервалы только для приёма пищи. Посетителям за очень редким исключением отказывали, либо просили прийти в конце дня. Вечера были посвящены беседам и обсуждениям и лишь изредка заняты письменным трудом.

Всё то лето Бертрам Кейтли и я были заняты чтением, перечитыванием, копированием и исправлением. Последнее сводилось к приведению некоторых предложений к форме английского языка, так как многие из них были «дословным переводом с французского». Один замечательный факт стоит упоминания. Через краткое время после переезда стало очевидным действие genius loci[1] и большинство рукописей, созданных после приезда в Англию, мало нуждались в такого рода правке.

Было необходимо выверить множество цитат, и здесь мы должны были бы окончательно заблудиться, если бы ни подсказка Е.П.Б. Однажды вечером она сказала нам, что иногда, записывая цитату, которую ради написания книги запечатлевали перед ней на Астральном свете, она забывала перевернуть цифры. Например, страница 123 оставалась 321 и так далее. Когда мы были осведомлены об этом, выверка стала намного легче. Прежде мы несколько раз оказывались озадачены, проверив все издания Британского Музея и не обнаружив ни в одном из них указанного количества страниц. Когда же мы поставили цифры в обратном порядке, дело пошло на лад, и мы смогли найти верные фрагменты.

Большáя часть рукописей была в этот период напечатана на машинке. Это явилось отличной возможностью для Е.П.Б.! Свободного места на страницах было много и многое можно было вставить. Излишне и говорить, что так и было сделано. Толстые листы печатной рукописи были разрезаны, наклеены, разрезаны снова и наклеены опять несколько раз поверх других до тех пор, пока некоторые из них не стали в два раза больше своего начального размера. Но во всём этом было очевидно, что никакая работа, никакие проблемы, никакое страдание или боль не могли заставить её колебаться в её труде. Терзаемая ревматизмом, страдающая от болезни, которая несколько раз почти привела к смерти, она по-прежнему работала с неослабевающей энергией, находясь за письменным столом, пока её глаза и пальцы могли направлять перо.

Затем пришло время учредить «Люцифер». Эту работу необходимо было прибавить к написанию Тайной Доктрины. Что же до статей в русские газеты – на них был постоянный и отчаянный спрос. Однако его невозможно было удовлетворить ни единым ответом, ибо нагрузка остальной работы была слишком велика.

В сентябре произошел переезд в Лондон на Лансдаун Роуд. Он прошёл легче, так как книги и бумаги можно было собрать, упаковать, распаковать и привести в порядок в течение одного дня. Работа продолжилась в том же режиме, и один день следовал за другим до тех пор, пока не настало время сдавать работу в печать.

Во время большей части своего пребывания в Лондоне Е.П.Б. помогал Е.Д.Фосетт особенно в тех частях второго тома, где речь шла об эволюционных гипотезах. Он вносил предложения, правил, писал, и несколько страниц его рукописи Е.П.Б. включила в свой труд.

Разумеется, наша работа продолжалась. Мы должны были держать в голове общую схему (если её можно так назвать в работе явно враждебной процессу кристаллизации мысли), обращать внимание Е.П.Б. на повторения, встречавшиеся в самостоятельных разделах, и на сколько это возможно выполнять таким образом работу сторожевых псов и помогать ей передавать смысл как можно яснее.

Но вся работа принадлежала ей. Несколько знаков препинания, здесь и там, несколько советов, исправление французского написания слова были за нами; но всё остальное было сделано самой Е.П.Б. и всё прошло её одобрение.

В течение этого периода в Лондоне происходили неизбежные прерывания; как Е.П.Б. ни пыталась, но всем друзьям и любопытствующим отказать было нельзя. Затем ещё был Люцифер с его регулярным ежемесячным «вынь да положь» столько-то времени и столько-то экземпляров; Ложа Блаватской и другие встречи; письма, которые на которые нужно было отвечать – всё прерывало работу. Здоровье всё больше слабело, и силы оставляли её, и становилось трудней и трудней вставать так рано и работать столь допоздна. Всё же время шло, и работа продолжалась, и вот мы уже рассматривали подсчёты типографов. Е.П.Б. особенно внимательно относилась к определённым моментам, таким как размер страницы и полей, также как к толщине и качеству бумаги. Некоторым из её критиков не понравилась толщина Изиды, так что бумага должны была быть тоньше для уменьшения размера книги. Когда все эти вопросы были решены, книга была отправлена в печать. Так случилось, что я должен был уехать загород и поэтому не увидел процесса работы с первой половиной (или даже более) первого тома. Но текст прошёл через руки трёх или четырёх человек кроме Е.П.Б. при корректуре в гранках, также как во второй правке. Самым суровым корректором была она сама и часто обращалась с текстом второй правки как с рукописью, что отразилось в огромной стоимости строки внесения правок в нашем счёте.

Затем пришло время писать предисловие, и, наконец, книга была издана. Период работы и волнений минул, и всё было тихо до тех пор, пока не доставили первую копию.

А.К.


[1] genius lociгений места

 
 

Мой интернет - каталог лучших сайтов, белый каталог сайтов с прямыми ссылками
html counterсчетчик посетителей сайта
TOP.proext.com ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Размещено на Start.Crimea.UA Create a free website Эзотерика и духовное развитие 'Живое Знание'