Воспоминания Бертрама Кейтли

о написании

«Тайной Доктрины»

Впервые я увидел рукопись «Тайной Доктрины», посещая Е.П.Б. в Остенде в самом начале 1887 года. Я приехал к Е.П.Б., чтобы попытаться убедить её в пользе переезда в Лондон, для того чтобы создать там центр активной работы для дела Теософии. Нас было шестеро - тех, кто был глубоко неудовлетворен той безжизненностью, которая, казалось, охватила Общество в Англии; и мы пришли к заключению, что только Е.П.Б. могла оказать ему эффективную помощь в преодолении этого оцепенения, помочь начать активную работу и мудро направлять её. Из этих шести – ставших вместе с  Е.П.Б. основателями первой Ложи Блаватской – сейчас лишь двое (увы!) по-прежнему активно работают в Обществе.

В течение тех дней, что я провёл в Остенде с Е.П.Б., она попросила меня просмотреть часть рукописи её новой работы, на что я с радостью согласился. Мне стало ясно, едва лишь я начал читать, что «Тайной Доктрине» суждено стать важнейшим вкладом века в литературу оккультизма. Однако, даже тогда то, что большая часть труда имела незавершённый и разрозненный характер, навело меня на мысль, что прежде чем рукопись будет готова для публикации, потребуется большая работа по её тщательной проверке и организации.

Во время моего второго визита, неделей или двумя позже, дальнейшее изучение материала подтвердило моё первое впечатление. Но поскольку Е.П.Б. тогда согласилась переехать и поселиться в Лондоне или же в его окрестностях, как только все приготовления к её приезду будут сделаны, работа с рукописью была на время оставлена.

Вскоре после моего возвращения в Англию мы узнали, что Е.П.Б. была серьёзно больна, и что более того, что доктора отчаялись спасти её жизнь. Но, как обычно, она разочаровала медицинских пророков и выздоровела с такой чудесной стремительностью, что уже скоро мы смогли заняться приготовлением её переезда в Англию. Её временной резиденцией был выбран коттедж под названием Мейкот в Верхнем Норвуде.

Переезд состоялся без каких-либо дальнейших происшествий, хотя упаковка её книг, бумаг и рукописей, была поистине ужасным предприятием, поскольку она продолжала писать до самого последнего момента, и стоило только надёжно упаковать книгу, статью, или часть рукописи на дне какой-нибудь коробки, как она непременно требовалась ей; причём она настаивала на её извлечении любой ценой. Как бы то ни было, мы, наконец, упаковались, а когда добрались до Мейкота, то не и прошло двух часов, как материалы Е.П.Б. были извлечены, и она продолжила усердно работать. Энергия, с которой она трудилась, была удивительной. С раннего утра и до позднего вечера она проводила всё время за письменным столом, и даже будучи настолько больной, что большинство людей на её месте лежали бы беспомощно в кровати, она решительно продолжала тот тяжкий труд, который взяла на себя.

День или два спустя после нашего прибытия в Мейкот, Е.П.Б. передала все рукописи, которые были закончены на тот момент, доктору Кейтли и мне, дав задание читать, расставлять знаки препинания, исправлять английский, перефразировать и, в общем, обращаться с ними так, как будто они были нашими собственным – чего мы естественно делать не стали, будучи слишком высокого мнения о её знании, чтобы позволить себе вольность в обращении со столь важной работой.

Но мы читали всю гору рукописей – кипу высотой 3 фута – наиболее внимательно, исправляя языковые ошибки и пунктуацию лишь там, где это было совершенно необходимо. Затем, после долгих совещаний, мы предстали перед автором в её кабинете (в моём случае - с большим трепетом), торжественно объявив, что всё написанное нужно было привести в порядок, подчинив некому плану, поскольку на тот момент книга являла собой подобие Разоблачённой Изиды, будучи при этом куда хуже в том, что касалось структуры и последовательности изложения.

После непродолжительного обсуждения, Е.П.Б. велела нам отправляться ко всем чертям и делать, что нам нравится. Она более чем достаточно вложила в этот благословенный труд и теперь, передав его нам, совершенно умыла руки, а нам предстояло сделать всё, на что мы способны.

Мы ретировались и принялись совещаться. Наконец, мы представили ей план, который естественно следовал из самого характера рассматриваемых в труде вопросов, а именно – организовать работу в четыре тома, каждый из которых состоял бы из трёх частей: 1) станцы с комментариями к ним; 2) символизм; 3) наука. Далее, вместо составления первого тома из биографий некоторых великих оккультистов, как она намеревалась, мы советовали ей следовать естественному порядку и начать с эволюции Космоса, перейти от неё к эволюции Человека, затем поместить историческую часть в третьем томе, излагая здесь жизнеописания великих оккультистов; и, наконец, поместить практический оккультизм в четвёртый том, если у неё будет возможность его написать.

Этот план мы положили перед Е.П.Б., и она вполне одобрила его.

Следующим шагом было прочесть все манускрипты снова и разобрать материал, относя обсуждаемые темы к общим заголовкам Космогонии и Антропологии, которые должны были составить два первых тома труда. Когда это было сделано, мы надлежащим образом посовещались с Е.П.Б. и получили её одобрение проделанной работы. После этого все подготовленные нами рукописи были перепечатаны профессионалами, затем перечитаны, исправлены, сравнены с оригинальными рукописями, и, наконец, мы добавили цитаты на греческом, иврите и санскрите. В этот момент нам стало ясно, что весь объём комментариев к Станцам составлял не более двадцати страниц труда, поскольку Е.П.Б., когда писала, не слишком плотно придерживалась их текста. Мы провели серьёзную беседу, предложив ей написать надлежащий комментарий, раз уж во введении она обещает это своим читателям. Её ответ был характерным: «И что же я должна сказать? Что вы хотите знать? В самом деле, это всё просто, как дважды два!!!» Нам это не было столь очевидно, а она не желала, или делала вид, что не желала, объяснять – так что мы отступили для дальнейших раздумий.

Здесь, полагаю, мне следует упомянуть, что осенью 1887 года, в октябре, если память мне не изменяет, мы все переехали в Лондон по адресу Лансдаун-Роуд, 17, Ноттинг-Хилл, где графиня Вахтмейстер, которая была с визитом в Швеции с тех самых пор, как Е.П.Б. покинула Остенде, присоединилась к нам, и мы основали первую Штаб-квартиру Теософского Общества в Лондоне. В течение нашего пребывания в Мейкоте, был учреждён [журнал] «Люцифер», который первоначально издавал мистер Дж. Рэдвэй. Е.П.Б. всё это время продолжала писать статьи и одновременно – дальнейшие материалы для «Тайной Доктрины». Эти и другие задачи Теософского Общества требовали внимания, и я как помощник редактора «Люцифера» оказался настолько занят в тот период, что, прежде чем проблема Комментариев к Станцам была, наконец, решена, прошло много недель и наш переезд на Лансдаун-Роуд уже состоялся.

Решение было следующим: каждая шлока станц была переписана (или же вырезана из печатной копии и приклеена) в верхней части листа, а на другом листе, прикреплённом к нему ниже, мы записали все вопросы, которые смогли измыслить тогда к данной шлоке. В этой работе мистер Ричард Харт оказал нам весьма значительную помощь, так как большáя часть вопросов была придумана им. Е.П.Б. вычеркнула огромное количество вопросов и заставила нас написать более полное объяснение или наши собственные соображения – какие уж они у нас были – о том, чего ожидали от неё читатели, написала многое сама, включила в этот текст то немногое, что уже было готово ранее к каждой конкретной шлоке и, таким образом, работа была завершена.

Но когда мы подошли к отправке рукописи для печати, стало ясно, что, взявшись за неё, даже самый опытный наборщик стал бы рвать на себе волосы в полном отчаянии. Поэтому доктор Кейтли и я сели за печатную машинку, и, попеременно печатая и диктуя друг другу, создали чистовой вариант первых частей первого и второго томов.

Затем, когда по мере продолжения работы вторые и третьи части каждого тома были в достаточно продвинутой стадии, мы могли подумать об отправке рукописи в печать.

Первоначально было решено, что мистер Джордж Рэдвэй будет публиковать работу, но его предложение не было достаточно хорошим в финансовом плане. Необходимые средства были предложены другом Е.П.Б., и тогда было решено взять издание «Люцифера» в свои руки. Мы сняли офис на Дьюк Стрит, и началась работа, главной целью которой было позволить Теософскому Обществу извлечь максимальную возможную выгоду из писаний Е.П.Б.

Мало что можно добавить о дальнейшей судьбе «Тайной Доктрины», хотя тогда нам ещё предстояли месяцы упорной работы. Е.П.Б. прочла и внесла правки в два набора корректуры в гранках, затем вёрстку, и наконец, корректуру в листах, исправляя, добавляя и изменяя текст до самого последнего момента. В результате один только счёт за исправления составил 300 фунтов.

Что касается феноменов, связанных с «Тайной Доктриной», то я действительно могу сказать очень немного. Цитаты с полными ссылками из книг, которых никогда не было в доме, которые иногда подтверждались после часов поисков редкой книги в Британском музее – их я видел много и много находил сам.

Проверяя их, я иногда сталкивался с любопытным фактом, что номера в ссылках стояли в обратном порядке, например страница 321 вместо страницы 123. Это являлось иллюстрацией того факта, что видимое в астральном свете предстаёт перед нами в зеркальном отражении. Но за исключением таких случаев ясновидения, нет других феноменов, непосредственно влиявших на создание «Тайной Доктрины», о которых я мог бы сообщить.

Наконец я не могу не упомянуть о ценной помощи, оказанной мистером Э.Д. Фосеттом. До того, как я отправился в Остенде, он вёл переписку с Е.П.Б. и после этого он также работал с ней и для неё над книгой на Ландсдаун-Роуд. Он предоставил много цитат из научных трудов, также как и многие подтверждения оккультных положений из источников того же рода. Было бы неправильно оставить без упоминания его имя, рассказывая о процессе написания «Тайной Доктрины». И поскольку я не сделал этого в правильном хронологическом порядке, то исправляю эту оплошность теперь.

О ценности этого труда должны судить грядущие поколения. Лично я могу лишь заявить о своём глубоком убеждении, что тогда, когда этот труд изучат тщательно, не относясь к нему как к откровению, когда его поймут и усвоят, не делая из текста догму, тогда «Тайная Доктрина» Е.П.Б. предстанет бесценным сокровищем и предоставит предложения, идеи, подсказки и путеводные нити для изучения Природы и Человека, какие не может дать ни один другой существующий труд.

Бертрам Кейтли

 
 

Мой интернет - каталог лучших сайтов, белый каталог сайтов с прямыми ссылками
html counterсчетчик посетителей сайта
TOP.proext.com ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Размещено на Start.Crimea.UA Create a free website Эзотерика и духовное развитие 'Живое Знание'